Судебная практика

Апелляционное определение судебной коллегии по гражданским делам Челябинского областного суда от 07.10.2013 г. по делу №11-9807/2013.

АПЕЛЛЯЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ

 

Судебная коллегия по гражданским делам Челябинского областного суда в составе:

председательствующего Власова О.П.

судей Волошина А.Д., Зиновьевой Е.В.

при секретаре Барабановой О.Ю. рассмотрела в открытом судебном заседании в городе Челябинске 07 октября 2013 года гражданское дело по апелляционной жалобе Индивидуального предпринимателя Букиной О.П. на решение Миасского городского суда Челябинской области от 26 июня 2013 года.

Никитина А.В., извещенная о времени и месте рассмотрения дела судом апелляционной инстанции, в суд не явилась и о причинах своей неявки не сообщила, не просила об отложении рассмотрения дела. Судебная коллегия, в соответствии с ч. 1 ст. 327, ч. 3 ст. 167 ГПК РФ, находит возможным рассмотреть дело в ее отсутствие.

Заслушав доклад судьи Власова О.П. по обстоятельствам дела, объяснения ИП Букиной О.П. и ее представителя - Рабыниной Г.Х., поддержавших доводы апелляционной жалобы, объяснения Никитина Э.Ю. и его представителя - Гаврюшкина С.Н., согласившихся с решением суда, судебная коллегия

 

УСТАНОВИЛА:

 

Челябинская областная общественная организация по защите прав потребителей « Советник » в интересах Никитина Э.Ю. и Никитиной А.В. обратилась в суд с иском с иском к ИП Букиной О.П. о защите прав потребителей.

В обоснование заявленных требований указано, что 05 ноября 2011 года Никитин Э.Ю. заключил с ИП Букиной О.П.договор № ****, согласно которому приобрел мебель: кровать, комод, две прикроватные тумбы и кресло для отдыха, общей стоимостью **** рублей. Стоимость гарнитура была оплачена потребителем в полном объеме 05 ноября 2011 года. На товар был установлен гарантийный срок 12 месяцев, течение которого начинается со дня вручения товара покупателю. После установки гарнитура в спальной комнате появился резкий химический запах. Лабораторией ОАО «A3 Урал» проведен отбор проб воздуха около мебели, определено превышение предельно допустимой концентрации формальдегида. Кроме того, были обнаружены многочисленные дефекты мебельных изделий, которые являются недопустимыми в соответствии с ГОСТами. Направленная в адрес ответчика претензия о расторжении договора и возврате уплаченных по договору денежных средств оставлена без ответа, недостатки мебели в виде растрескивания деталей мебельных изделий ответчиком устранены неКроме того, при заключении договора купли-продажи до истца как потребителя не была доведена достоверная информация о приобретаемом товаре. Просят признать расторгнутым договор № **** от 05 ноября 2011 года, заключенный между Никитиным Э.Ю. и ИП Букиной О.П., взыскать с ответчика в пользу Никитина Э.Ю.: стоимость мебельного гарнитура в размере **** рублей, неустойку за просрочку выполнения требований потребителя в размере 1% за каждый день просрочки, начиная с 01 ноября 2012 года и до момента исполнения судебного решения, которая на дату предъявления иска составляет **** рубля, убытки в виде расходов по уплате процентов за пользование кредитом и уплате страховой премии в размере **** рублей 58 копеек; взыскать с ответчика в пользу Никитина Э.Ю. и Никитиной А.В. компенсацию морального вреда в сумме **** рублей в пользу каждого, штраф в размере 50% от цены иска за неудовлетворение в добровольном порядке законных требований потребителя, возложить на ответчика обязанность 50% суммы взысканного штрафа перечислить в пользу Челябинской областной общественной организации по защите прав потребителей « Советник ».

В судебном заседании Никитин Э.Ю. и его представитель - Готман И.В. на удовлетворении исковых требований настаивали. Никитина А.В., ИП Букина О.П. и ее представитель - Уткина И.И. в судебном заседании участия не принимали.

Суд постановил решение, которым договор доставки мебели № **** от 05 ноября 2011 года, заключенный между ИП Букиной О.П. и Никитиным Э.Ю. расторгнут, с ИП Букиной О.П. в пользу Никитина Э.Ю. взысканы уплаченная по договору денежная сумма в размере **** рублей, компенсация морального вреда в размере **** рублей, штраф в сумме **** рублей. В удовлетворении остальной части исковых требований Никитина Э.Ю. о взыскании неустойки, компенсации морального вреда, убытков, а также в удовлетворении исковых требований Никитиной А.В. к ИП Букиной О.П. о взыскании компенсации морального вреда отказано. С ИП Букиной О.П. в доход местного бюджета взыскана государственная пошлина в размере **** рублей. В удовлетворении заявления ФБУ ЧЛСЭ МЮ РФ о возмещении расходов на проведение экспертизы отказано.

В апелляционной жалобе ИП Букина О.П. просит решение суда отменить, ссылается на то, что суд первой инстанции при постановлении решения ссылался на результаты исследования по замеру содержания уровня формальдегида в воздушной среде комнаты, проведенной лабораторией ОАО «A3 Урал», при этом данное исследование проведено до подачи искового заявления в суд, которым не был исследован вопрос о возможности наличия зависимости специалистов лаборатории от заинтересованного лица в силу подчиненности. В связи с неучастием ответчика в судебном заседании он оказался лишенным возможности реализации всех своих процессуальныхправ, в частности, заявить о снижении неустойки в соответствии со ст. 333 ГК РФ, заключить мировое соглашение. В материалах дела отсутствуют доказательства, свидетельствующие об угрозе жизни и здоровью истцов вследствие приобретения и пользования спорной мебелью, а также необходимости обязательного применения требований ГОСТов. В удовлетворении ходатайства о назначении экспертизы по вопросам определения выделения летучих веществ, а также превышения концентрации формальдегида при использовании мебели судом было отказано. Договором поставки не предусмотрено, что мебель должна соответствовать требованиям ГОСТ 20400-80,19917-93 или 17743-86. В удовлетворении ходатайства о назначении экспертизы по вопросам определения выделения летучих веществ, а также превышения концентрации формальдегида при использовании мебели судом было отказано. В заключении эксперта ФБУ ЧЛСЭ МЮ РФ от 06 мая 2013 года отсутствует четкое указание на материал, из которого изготовлена мебель, при этом эксперт применяет положения ГОСТ, относящиеся к деталям, облицованным шпоном, что свидетельствует о несоответствии заключения требованиям достаточной ясности и полноты. Указывает, что доказательств непредставления ответчиком потребителю необходимой информации о товаре материалы дела не содержат, бумажные ярлыки, содержащие информацию о товаре, могли быть удалены при сборке и эксплуатации мебели.

Заслушав объяснения сторон и их представителей, проверив материалы дела, обсудив доводы апелляционной жалобы, возражения на апелляционную жалобу, судебная коллегия не находит оснований для отмены решения суда.

Из материалов дела следует, что 05 ноября 2011 года между ИП Букиной О.П. (поставщик) и Никитиным Э.Ю. (покупатель) заключен договор поставки № ****, в соответствии с которым ИП Букина О.П. обязалась поставить покупателю мебель, а именно кровать - 1 шт, прикроватные тумбы - 2 шт, комод (буфета) - 1 шт, кресло для отдыха - 1 шт. Согласно условий договора, общая стоимость товара составила **** рублей, срок поставки товара согласован до 13 ноября 2011, комода - до 02 апреля 2012 года. На товар установлен гарантийный срок 12 месяцев со дня вручения товара покупателю (п. 1.3. договора). Согласно квитанций к приходному кассовому ордеру от 05 ноября 2011 года Никитиным Э.Ю. товар был оплачен в полном объеме в сумме **** рублей. Кровать и прикроватные тумбы были поставлены Никитину Э.Ю. 13 ноября 2011 года, комод - 05 мая 2012 года, кресло для отдыха - 26 мая 2012 года. При осмотре мебели Никитиным Э.Ю. были выявлены дефекты: на кровати -декоративный элемент спинки установлен ассиметрично, на правом строевом бруске присутствует наплыв лака, имеются прошлифовки, пузыри в лакокрасочном покрытии, мелкие белесые включения; на комоде - дефекты лакокрасочного покрытия, прошлифовка на видимых участках дверей комода, плохая фиксация фурнитуры, мелкий мусор под лакокрасочнымпокрытием; на прикроватных тумбах - неплотное сопряжение боковых стенок с ящиками, подтеки лака, сколы, несовпадение лакокрасочного покрытия по тону, передние стенки среднего ящика у одной тумбы и нижнего ящика другой тумбы выступают примерно на 3-4 мм, плохая фиксация фурнитуры; на кресле для отдыха - трещины в лакокрасочном покрытии, морщины в облицовочном материале сиденья, наличие дефектов ткани. В связи с появлением резкого химического запаха Никитин Э.Ю. обратился в Промышленно-санитарную лабораторию ОАО «A3 «Урал». Согласно протоколу Промышленно-санитарной лаборатории ОАО «A3 «Урал» № 72 количественного химического анализа от 17 октября 2012 года, установлено превышение предельно допустимой концентрации формальдегида, а именно у комода - 0,077 мг/мз, между тумбой и кроватью 0,14 мг/мз. Никитиным Э.Ю. 21 октября 2012 года была вручена ИП Букиной О.П. претензия, в которой Никитин Э.Ю. требовал расторжения договора поставки № **** от 05 ноября 2011 года и возврате уплаченных по договору денежных средств, однако претензия оставлена без ответа.

По ходатайству ИП Букиной О.П. судом по делу была назначена судебная товароведческая экспертиза. В соответствии с заключением эксперта ФБУ ЧЛСЭ Министерства юстиции РФ от 06 мая 2013 года, исследованный набор мебели не соответствует требованиям п.2.2.1 ГОСТ 19917-93 и п.2.2.11 (п.7 табл.8), 2.2.21, 2.2.2, 2.2.4 ГОСТ 16371-93. На исследованных мебельных изделиях имеются дефекты производственного характера: системные и единичные вырывы материала, недошлифовка кромки деталей, множественные инородные включения под лаковой пленкой, загрязнения в виде кратеров, пузыри и потеки лака на поверхности лакокрасочного покрытия, множественные волосовидные трещины в местах соединения мебельных деталей, зазоры в проемах выкатных ящиков тумб, превышающие 1,5 мм, несимметричность деталей мебели в одном изделии, утолщения нитей на облицовочном материале кресла для отдыха, подвижность фурнитуры, не устраняемые загрязнения мягкой облицовки большой спинки кровати. На исследуемых мебельных изделиях проводились реставрационные работы, которые недостатков не устранили.

Права потребителя в случае обнаружения в товаре недостатков, если они не были оговорены продавцом, установлены ст.ст. 503 Гражданского кодекса Российской Федерации и ст. 18 Закона РФ «О защите прав потребителей», в том числе указанными нормами предусмотрено право потребителя в таком случае по своему выбору потребовать незамедлительного безвозмездного устранения недостатков товара или отказаться от исполнения договора купли-продажи и потребовать возврата уплаченной за товар суммы.

Удовлетворяя исковые требования Никитина Э.Ю. частично, суд первой инстанции на основании представленных в дело доказательствпришел к правильному выводу о том, что ИП Букина О.П. поставила истцу товар (мебель) с недостатками, мебель имеет производственные дефекты, которые были выявлены в течение гарантийного срока, при заключении договора купли-продажи мебели надлежащая информация о товаре истцу предоставлена не была, в связи с чем договор поставки № **** от 05 ноября 2013 года, заключенный между сторонами, подлежит расторжению, уплаченные по договору денежные средства за товар в размере **** рублей подлежат взысканию в пользу истца.

Учитывая наличие факта невыполнения требований Никитина Э.Ю., нарушения его прав как потребителя, вывод суда о взыскании в пользу истца неустойки, компенсации морального вреда и штрафа также является верным и соответствует положениям статей 13, 15, 23 Федерального закона «О защите прав потребителей».

Отказывая в удовлетворении исковых требований Никитина Э.Ю. о взыскании с ИП Букиной О.П. убытков в виде расходов по уплате процентов по кредитному договору, а также требований Никитиной А.В. к ИП Букиной О.П. о компенсации морального вреда, суд правильно исходил из отсутствия оснований для их удовлетворения.

Доводы апелляционной жалобы ИП Букиной О.П. о том, что суд первой инстанции при постановлении решения ссылался на результаты исследования по замеру содержания уровня формальдегида в воздушной среде комнаты, проведенной лабораторией ОАО «A3 Урал», при этом данное исследование проведено до подачи искового заявления в суд, которым не был исследован вопрос о возможности наличия зависимости специалистов лаборатории от заинтересованного лица в силу подчиненности, подлежат отклонению.

В соответствии с п. 5 ч. 2 ст. 131 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, в исковом заявлении должны быть указаны обстоятельства, на которых истец основывает свои требования, и доказательства, подтверждающие эти обстоятельства.

В обоснование заявленных требований истец представил Протокол Промышленно-санитарной лаборатории ОАО «A3 «Урал» № 72 количественного химического анализа от 17 октября 2012 года, которым подтвержден факт несоответствия приобретенной мебели требованиям ГОСТ.

Доказательств, опровергающих результаты произведенных лаборантами измерений, а также доказательств их заинтересованности либо зависимости специалистов лаборатории от заинтересованного лица в силу подчиненности, стороной ответчика, в нарушение ст. 56 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации не представлено.

Ссылка ИП Букиной О.П. на отсутствие возможности реализации всех своих процессуальных прав, в частности, заявить о снижении неустойки в соответствии со ст. 333 ГК РФ, заключить мировое соглашение в связи с неучастием ответчика в судебном заседании, несостоятельна.

Как следует из содержания материалов дела, 31 мая 2013 года в судебном заседании принимала участие представитель ИП Букиной О.П. -Уткина И.И. Об отложении судебного заседания на 26 июня 2013 года Уткина И.И. была извещена судебной повесткой, о чем свидетельствует расписка (т. 1 л.д.246). ИП Букина О.П. также была извещена о рассмотрении дела 26 мая 2013 года, что подтверждается ее заявлением об отложении судебного заседания, назначенного на 26 июня 2013 года, в связи с занятостью своего представителя. При этом, сведений об уважительности неявки в судебное заседание самой ИП Букиной И.И. ее заявление не содержит (т. 2 л.д. 3).

В силу ч. 4 ст. 167 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, суд вправе рассмотреть дело в отсутствие ответчика, извещенного о времени и месте судебного заседания, если он не сообщил суду об уважительных причинах неявки и не просил рассмотреть дело в его отсутствие.

При таких обстоятельствах, суд обоснованно счел возможным рассмотреть дело в отсутствие ответчика и ее представителя, извещенных надлежащим образом о времени и месте судебного разбирательства.

Сторона ответчика не была лишена права представить суду заявление о снижение размера неустойки либо о намерении заключить с истцом мировое соглашение путем направления его по почте либо представления в суд до рассмотрения дела. Однако указанных действий не произвела.

Подлежат отклонению доводы апелляционной жалобы о том, что в материалах дела отсутствуют доказательства, свидетельствующие об угрозе жизни и здоровью истцов вследствие приобретения мебели и пользования ею, а также необходимости обязательного применения требований ГОСТ, при этом договором поставки не предусмотрено, что мебель должна соответствовать требованиям ГОСТ 20400-80,19917-93 или 17743-86.

Согласно ст. 4 Закона РФ «О защите прав потребителей» продавец (исполнитель) обязан передать потребителю товар (выполнить работу, оказать услугу), качество которого соответствует договору. При отсутствии в договоре условий о качестве товара (работы, услуги) продавец (исполнитель) обязан передать потребителю товар (выполнить работу, оказать услугу), соответствующий обычно предъявляемым требованиям и пригодный для целей, для которых товар (работа, услуга) такого рода обычно используется.

Приобретенный Никитиным Э.Ю. у ИП Букиной О.П. набор мебели должен соответствовать ГОСТ 16371-93 и ГОСТ 19917-93.

Судебный эксперт, исследовавший набор мебели, пришел к выводу о том, что набор мебели не соответствует требованиям п. 2.2.1 ГОСТ 19917-93, п. 2.2.11, 2.2.21, 2.2.2, 2.2.4 ГОСТ 16371-93.

Таким образом, отсутствие в п. 1.2. договора поставки № **** от 05 ноября 2011 года отметки о том, что качество товара должно соответствовать требованиям ГОСТ не свидетельствует о том, что поставленный по договору товар не должен соответствовать требованиям государственного стандарта.

Не являются основанием для отмены решения суда по данному делу доводы о том, что судом было отказано в удовлетворении ходатайства о назначении экспертизы по вопросам определения выделения летучих веществ, а также превышения концентрации формальдегида при использовании мебели. Доказательства данного факта в материалах дела имеются, никакими другими доказательствами не опровергнуты, сомневаться в их достоверности и правильности у суда оснований не имелось.

В апелляционной жалобе ИП Букина О.П. указывает на то, что в заключении эксперта ФБУ ЧЛСЭ МЮ РФ от 06 мая 2013 года отсутствует четкое указание на материал, из которого изготовлена мебель, при этом эксперт применяет положения ГОСТ, относящиеся к деталям, облицованным шпоном, что свидетельствует о несоответствии заключения требованиям достаточной ясности и полноты.

Несогласие с заключением судебной экспертизы, в силу ст. 87 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, не может служить основанием для отмены решения суда, поскольку заключение содержит подробное описание произведенного исследования, сделанные в результате его выводы и ответы на поставленные вопросы отвечают требованиям ст. 86 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, нарушений порядка проведения судебной экспертизы по делу установлено не было, экспертиза проводилась экспертом судебно-экспертного учреждения в соответствии со ст. 84 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации.

Судебная коллегия находит неубедительными доводы апелляционной жалобы ИП Букиной О.П. о том, что доказательств непредставления ответчиком потребителю необходимой информации о товаре материалы дела не содержат, бумажные ярлыки, содержащие информацию о товаре, могли быть удалены при сборке и эксплуатации мебели.

Как было указано стороной истца, к поставленной ему мебели не было приложено никакой технической документации и иной информации о товаре, на упаковке имелись знаки на иностранном языке. Свидетели А.Е.В., С.А.В., а также эксперт ФБУ ЧЛСЭ МЮ РФ (в заключении) указали, что маркировка на мебельных изделиях отсутствовала.

Согласно п. 2.10. договора поставки № **** от 05 ноября 2011 года вместе с товаром поставщик обязуется передать покупателю документы на него, указанные в спецификации (приложение № 1).

Спецификация к договору № **** от 05 ноября 2011 года не содержит указаний о поставке покупателю документов на товар, поставляемый на основании договора (т. 1 л.д. 13).

В соответствии со ст. 56 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, содержание которой следует рассматривать в контексте с положениями п. 3 ст. 123 Конституции Российской Федерации и ст. 12 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, закрепляющих принцип состязательности гражданского судопроизводства и принцип равноправия сторон, каждая сторона должна доказать те обстоятельства, на которые она ссылается как на основания своих требований и возражений, если иное не предусмотрено федеральным законом.

Ответчиком не представлено в суд доказательств, подтверждающих факт предоставления истцу информации о приобретаемом им по договору поставки товаре - мебели для спальной комнаты.

Судебная коллегия, проверив законность и обоснованность решения суда первой инстанции, исходя из доводов, изложенных в апелляционной жалобе, оснований для отмены решения суда первой инстанции не находит.

Руководствуясь ст. ст. 328, 329 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, судебная коллегия

 

ОПРЕДЕЛИЛА:

 

Решение Миасского городского суда Челябинской области от 26 июня 2013 года оставить без изменения, апелляционную жалобу Индивидуального предпринимателя Букиной О.П. - без удовлетворения.

 


Возврат к списку

 

Контакты

ЧООО по ЗПП "Советник"

Адрес: г. Челябинск, ул. Труда д. 64-а, офис 403

Телефоны:

+7 (351) 216-39-16

+7 (351) 776-72-25

E-Mail: info@zpp74.ru

Полезная информация

1 Вопросы и ответы
2 Статьи
3 Суды Челябинской области
4 Образцы претензий и исков


Представительство в г. Миасс:

тел/факс: 8 (3513) 55-45-71  
+7951-44-79-491, +7912-32-80-374